2015

Игорь Никитин: Знаю, как можно обыграть СКА

Источник: Спорт Экспресс

Главный тренер ЦСКА рассчитывает поквитаться в плей-офф.

У НАС СОБРАНЫ ПРАВИЛЬНЫЕ ЛЮДИ

– Ваши трудности были ожидаемы. Если у кого-то слишком короткая скамейка, то в ЦСКА другая крайность – очень много игроков высокого уровня. Но, кажется, вы справляетесь?
– Пока рано говорить, справляюсь я или нет. Сейчас ноябрь, до конца сезона еще слишком далеко. Делать какие-то выводы можно лишь после завершения сезона.

– Но внутренних конфликтов нет. Конечно, кто-то доволен больше, кто-то меньше, но ни бунта, ни состояния, когда вот-вот рванет. – И все-таки до конца мы еще не все наладили. Но стараемся, чтобы все ребята чувствовали себя единым коллективом и работали не на себя, а на команду. Не скажу, что все проблемы позади. Да и нельзя это быстро решить, ведь у нас много больших личностей. Тем не менее, находим компромиссы, объясняем.

– Иногда никакие разговоры не помогают.
– Бывает и такое, но все наши хоккеисты, принимая приглашение клуба, все-таки прекрасно понимали, куда именно они шли. И правильно оценивали все риски.

– От недовольства этого бы не спасло.
– Но в ЦСКА собраны очень приличные ребята. Это хорошие люди, правильные.

– Но вы же не могли предполагать, что все они хорошие.
– Как раз мог. Большинство из тех, кто пришел этим летом, я знал. Работал с ними на каком-то этапе карьеры, встречался в сборной. Как раз в этом отношении я был спокоен.

ЛУЧШИЙ МАТЧ – ПРОТИВ "АВАНГАРДА". ХУДШИЙ – ПРОТИВ СКА

– Самый неудачный матч ЦСКА в этом сезоне?
– Второй матч со СКА в Москве.

– Я думал, что вы и про поражение дома от "Локомотива" вспомните.
– Непростой матч и не думаю, что мы там уступили по делу. В той встрече мы только первый период провели неудачно, а в конце у нас все наладилось и мы могли победить.

– Со СКА не могли?
– Во второй встрече против СКА у нас все стало гораздо лучше, чем в первой. Не смотрите на счет – большую часть встречи мы играли очень неплохо. Но это действительно была неудачная игра в том смысле, что мы уступили, хотя все могло закончиться гораздо лучше.

– У многих тренеров опускаются руки, когда они выходят на игру против СКА.
– Это точно не про нас.

– Вы знаете, за счет чего можно обыграть питерцев?
– Да, знаю. И во второй встрече с этой командой у нас многое получалось из того, что планировали. Но какие-то неудачные моменты все перечеркнули.

– Какой матч под вашим руководством стал для команды лучшим?
– Я скажу, что в любой игре, даже проигранной, есть положительные моменты, которые бы хотелось оставить на будущее. Но из самых удачных игр выделю встречу в Омске.

– Это ведь было совсем недавно. Я смотрел и скучал.
– По счету, может быть, все было не очень весело, но по самоотдаче, дисциплине – это один из лучших наших матчей. Каждый понимал, что ему нужно делать, и справлялся со своими обязанностями.

ДАВЛЕНИЯ СТАЛО ЕЩЕ БОЛЬШЕ

– Вы как-то рассказывали, что в ЦСКА после прихода Дмитрия Квартальнова сначала не ставили серьезных задач, но через три месяца все изменилось. На вас стало больше давления через три месяца после старта турнира?
– Да в ЦСКА не может быть "меньше давления". В этом смысле там все стабильно. Да, давления, наверное, стало еще больше.

– Но вы-то можете чувствовать себя спокойно.
– В каком смысле "спокойно"? Скажите мне, кто из тренеров КХЛ может быть уверенным в завтрашнем дне?

– Олег Знарок.

– И это очень хорошо. Но на этом список заканчивается.

– Вы.
– Бросьте вы. Я был тренером, которого увольняли в Омске. Не расслабляюсь ни на секунду.

– Во время игры этого не заметно. Вы всегда в стабильном состоянии.
– Только так кажется. Это, может быть, со стороны вы думаете, что я всегда спокоен, но на деле это не так. Бывают разные моменты.

– С начала сезона хочу спросить про один момент. Во время пресс-конференций, когда говорит ваш коллега, вы смотрите в пол. Мне кажется, что вы на телефоне счета просматриваете.
– Ну что вы. Я хорошо воспитан, никакого телефона у меня с собой нет. Просто смотрю вниз, жду своей очереди сказать.

– Вы выходили из себя во время этого чемпионата?
– Были непростые моменты. Но я особо не сдерживаюсь. Говорю игроку в лицо, если действительно чем-то недоволен. У нас в этом смысле все честно. Я никогда не буду скрывать, если у меня есть какие-то вопросы к хоккеисту.

– На пресс-конференциях вы думаете о том, чтобы не попасть на штраф в 300 тысяч рублей?
– Я просто думаю, о чем говорю. Тут не денежный вопрос, а скорее репутационный. Я представляю великий клуб и мне нужно контролировать себя.

– Как вы и обещали, у Кирилла Капризова не возникло проблем с вами, когда он вел переговоры о контракте с клубом. Вы не сажали его на трибуну, чтобы он "подумал".
– Я и летом говорил, и сейчас готов повторить, что для меня вообще не важно, у кого какой контракт и кто сколько получает. Если я буду еще и денежных вопросов касаться, то с ума сойду. Мне хватает хоккея.

– И еще такой вопрос. Как-то вы приехали на матч против "Динамо" на машине, а вся команда позже на автобусе. Почему?
– Они ехали с базы, а я с арены. Просто мы из разных мест на стадион добирались, так что не стоит искать что-то другое.

К БУРДАСОВУ БЫЛИ ТОЛЬКО ИГРОВЫЕ ПРЕТЕНЗИИ

– Уже можно назвать главную трансферную ошибку клуба. Вы довольно быстро отказались от Антона Бурдасова. Говорят, что к нему были неигровые претензии. И речь не про нарушение режима. Просто вам не нравилось его жизнь вне стадиона.
– Жизнь вне стадиона? Да глупости все это. У меня к Антону были исключительно игровые вопросы. Претензии были только с моей стороны. Они касались каких-то моментов на льду, вопросов подготовки. Но я не вижу в этом ничего странного. Трансферная политика – это же не какое-то программирование. Тут ошибки возможны. Бурдасов просто не подошел под мои требования.

– Еще три недели назад говорили, что у Игоря Никитина два сформированных звена. И одно из них: Антон Бурдасов – Михаил Григоренко – Роман Любимов.
– А кто это говорил?

– Говорили.
– Вот видите. Я же таких заявлений не делал. Да и вообще в хоккее не может быть неприкасаемых. Считаю, что все получили шансы в начале сезона. Кто-то ими воспользовался, а кто-то нет. Обычная жизнь.

– Вы еще отказались от Никиты Пивцакина. Зачем же тогда подписывали его на год?
– Контракт с ним заключен был в тот момент, когда у нас еще не было ребят из Северной Америки и Мэта Робинсона.

– Совсем непонятно, что происходит между вами и Игорем Ожигановым. Внезапно он стал пропускать матчи, у него сократилось игровое время. Говорят, что у вас что-то личное.
– Да что у меня может быть личного с Игорем, если мы с ним пять лет вместе работаем? Это глупости. У Ожиганова вполне очевидные игровые проблемы, и мы стараемся их решить. Но это обычная жизнь.

– Всегда казалось, что вы его недолюбливаете. Как-то вычеркнули его из состава сборной на Кубок Первого канала.
– Я вычеркнул? Как вы себе это представляете?

– Олег Знарок хотел пригласить его, а вы сказали, что не надо.
– Если бы Олег Знарок хотел пригласить игрока, то сделал бы это. Не было ничего такого.

– Но к Ожиганову едет Майк Бэбкок, разговаривает с ним о будущем, а вы Игоря не ставите в состав.
– Мы все-таки не фарм-клуб "Торонто". Я к Майку с уважением отношусь, но было бы интересно посмотреть, ставил бы он Игоря в состав, если бы тот не выполнял его требования. А у Ожиганова не все получается, думаю, он и сам понимает это. И ему надо изменить какие-то моменты.

– Зачем вам легионеры? Джефф Плэтт или Грег Скотт не сильней тех российских ребят, что есть.
– О, вы только что повторили слова некоторых хоккеистов. Они говорят, мол, почему играют иностранцы, ведь я же не хуже.

– А вы что?
– Ты не просто должен быть "не хуже". Ты должен быть лучше иностранца. Скотт и Плэтт отлично выполняют те задачи, которые им ставят.

КАПРИЗОВУ ПРИДЕТСЯ ПРОЙТИ ДОЛГИЙ ПУТЬ

– Вы не торопились с прогнозами по поводу игры Кирилла Капризова в этом чемпионате, но сейчас, наверное, у вас сомнения отпали.
– Он очень сильный хоккеист, очень талантливый. Но ему все-таки надо еще пройти большой путь для того, чтобы стать звездой. И все же нет сомнений, что его ждет большое будущее.

– Лично меня удивило то, как изменился в ЦСКА Дмитрий Юшкевич. Считалось, что после его назначения защитникам придется несладко, а я вообще не слышал ни одной жалобы.
– Хм, я знаком с Юшкевичем и тоже много чего слышал. Но за время работы в этом сезоне мне ни разу не приходилось одергивать его, останавливать, вмешиваться. Может быть, в прошлых командах сама ситуация провоцировала его на резкость. В ЦСКА же все немного по-другому, тут и хоккеисты совершенно другого уровня.

– Чемпионат у нас какой-то скучноватый.
– Я не согласен с вами. Ты постоянно находишься под напряжением. Я отчасти согласен, вполне возможно, некоторые матчи заканчиваются довольно предсказуемо, но что бы ни говорили, плей-офф в КХЛ замечательный.

– Вы недавно играли в Ханты-Мансийске. Мне кажется, если бы вы не пришли на скамейку, то все равно были бы те же 5:0.
– Это большое заблуждение. Вот как раз такие матчи, как с "Югрой", невероятно сложны для тренера. Надо дать понять хоккеистам, что и этот соперник важен, и в этой встрече нельзя расслабляться. Такие клубы быстро наказывают за расслабленность.

– Вы верите, что когда-нибудь у нас будет так, как в НХЛ? На трибуне только два запасных, а обладатель кубка может проиграть 1:10, выиграть 5:1, а потом уступить с крупным счетом совсем разным соперникам.
– Верю. Думаю, что рано или поздно мы придем к тому, что в уровне команд подравняется. Тогда и сборной будет легче, я уверен в этом.

– Вадим Шипачев освободился. Вы бы его взяли в команду?
– Я бы его взял, но у меня бы появился вопрос, как использовать Вадима. Он классный хоккеист, но сейчас в ЦСКА достаточно игроков высокого уровня. Я, между прочим, вообще не делаю никаких выводов по поводу его заокеанской карьеры. Просто чью-то карьеру там предсказать невозможно. Это другой мир.

– Вы в курсе, что Россия может не поехать на Олимпиаду в Корею?
– Я слежу за новостями, но если откровенно, то не особо размышляю по этому поводу. Какой смысл переживать, если от тебя совсем это не зависит? Слишком много забот для этого.